Модуль 3

 

 

3. Законодательство, применимое при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей с участием иностранного элемента

 

3.1 Ключевые понятия и действие Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года. Основания для удовлетворения и отказа в удовлетворении требования о возвращении ребенка по Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25.10.1980. Процессуальные особенности рассмотрения дел по Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25.10.1980 в рамках российского законодательства. Особенности принудительного исполнения решений российских судов о возвращении ребенка.

Вопросы, касающиеся споров в отношении детей между родителями, являющимися гражданами или проживающими на территории разных государств, могут рассматриваться в рамках Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года Преамбула – защита ребенка от вредных последствий его незаконного перемещения или удержания и установление процедур, обеспечивающих его незамедлительное возвращение в государство постоянного/обычного проживания, а также защита права доступа к ребенку Цели (ст. 1): a) незамедлительное возвращение ребенка, незаконно перемещенного в любое из Договаривающихся государств либо удерживаемого в любом из Договаривающихся государств; и b) обеспечение эффективного соблюдения прав опеки и доступа, предусмотренных законодательством одного Договаривающегося государства, в других Договаривающихся государствах. Конвенция применяется к любому ребенку, постоянно (обычно) проживавшему в каком-либо Договаривающемся государстве непосредственно перед нарушением прав опеки или доступа. Применение Конвенции прекращается, когда ребенок достигает возраста 16 лет. Понятия «права опеки» и «право доступа» неизвестны российскому праву. Права опеки (custody) – «права, относящиеся к заботе о личности ребенка, и, в частности, право определять место жительства ребенка» (ст. 5, «а»). Весь комплекс прав и обязанностей лиц, являющихся законными представителями ребенка: право определять его местожительство, право решать каждодневные вопросы, связанные с воспитанием, образованием и лечением ребенка, а также обязанность оказывать детям заботу и предоставлять им все, что необходимо для нормального развития. Субъекты: родитель, опекун/попечитель, усыновитель, организация, на попечении которой находится ребенок (совместно или индивидуально). Право доступа – «право взять ребенка на ограниченный период времени в место иное, чем место его постоянного проживания» (ст. 5, «b»). Вопрос об опеке/родительских правах решается в стране постоянного/обычного проживания ребенка (ст. 19). Перемещение или удержание рассматриваются как незаконные (ст. 3): 1) нарушение прав опеки a) отсутствие согласия другого родителя, наделенного правами опеки b) право «вето» родителя, не наделенного правами опеки (запрет на вывоз ребенка) 2) фактическое осуществление прав опеки Перемещение – ситуация, когда ребенок был вывезен из страны своего постоянного пребывания. Удержание ребенка – ситуация, когда родитель, чей ребенок был вывезен из страны на законном основании, не получил ребенка обратно. Конвенция применяется между Договаривающимися государствами только в отношении незаконных перемещений или удержаний, которые имели место после ее вступления в силу в этих государствах (ст. 35). Присоединение будет иметь силу только в отношениях между присоединившимся государством и теми Договаривающимися государствами, которые заявят о своем признании присоединения. Такое заявление должно быть также сделано государством-участником, ратифицирующим, принимающим или утверждающим Конвенцию после присоединения. … Конвенция вступает в силу между присоединившимся государством и государством, заявившим о своем признании присоединения, в первый день третьего календарного месяца после сдачи на хранение заявления о признании (ст. 38). Следует различать 3 даты:
  • вступления Конвенции в силу;
  • вступления Конвенции в силу в отношении конкретного государства-участника Конвенции;
  • вступления Конвенции в силу в отношениях между двумя государствами-участниками Конвенции: государством, являющимся местом постоянного (обычного) проживания ребенка, и государством, в котором находится ребенок.
Российская Федерация присоединилась к Конвенции на основании Федерального закона от 31 мая 2011 г. № 102-ФЗ. Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 1 октября 2011 г. Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2011 г. N 1097 «О центральном органе, отправляющем обязанности, возложенные на него Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей»: Центральный орган России — Министерство образования и науки Российской Федерации (с середины 2018 г. — Министерство просвещения Российской Федерации). Для правильного применения Конвенции ключевое значение имеет определение государства постоянного проживания ребенка. Само понятие места постоянного проживания в Конвенции не определено и рассматривается судом как вопрос фактических обстоятельств, таких как длительность проживания, факт регистрации по месту жительства, место учебы, намерения сторон либо существующая договоренность между сторонами о смене места постоянного проживания ребенка. Гражданство ребенка и его правовой статус в данном случае не являются определяющими, но при определенных обстоятельствах могут учитываться как дополнительные факторы. Конвенция предусматривает следующие случаи, когда суд не обязан предписывать возвращение ребенка:
  • если будет доказано, что ребенок адаптировался в новой среде (ст. 12);
  • лицо, учреждение или иная организация, осуществлявшие заботу о ребенке, фактически не осуществляли свои права опеки на момент перемещения или удержания ребенка, или дали согласие на его перемещение или удержание, или впоследствии не выразили возражений против таковых (ч. 1 «а» ст. 13);
  • имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда, или иным образом поставит его в невыносимые условия (ч. 1 «b» ст. 13);
  • если суд придет к заключению, что ребенок возражает против возвращения, и уже достиг такого возраста и степени зрелости, при которых следует принять во внимание его мнение (ч. 2 ст. 13);
  • если возвращение ребенка противоречит основополагающим принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав человека и основных свобод (ст. 20).
Отказ родителя-ответчика возвращаться в государство постоянного проживания ребенка не предусмотрен в качестве основания, обосновывающего возможность отказа в возвращении ребенка на основании Конвенции , в том числе на основании ч. 1 «b» ст. 13. Основания для отказа в возвращении, сформулированные в Конвенции, не предусматривают такого пункта, как малолетний возраст ребенка. Поэтому данное обстоятельство само по себе не должно иметь решающего значения при решении вопроса о возвращении ребенка, если отсутствуют основания для отказа в возвращении, предусмотренные Конвенцией. Соответственно, вопрос о необходимости разлучения ребенка с родителем-ответчиком не является адекватным в контексте применения Конвенции, если отсутствуют предусмотренные в ней объективные обстоятельства, препятствующие возвращению этого родителя в государство постоянного (обычного) проживания ребенка. Производство в российских судах по рассмотрению заявлений о возвращении ребенка или об осуществлении в отношении ребенка прав доступа, перемещенного или удерживаемого на территории Российской Федерации, регулируется Главой 22.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ регулирует исполнительное производство по отобранию и передаче ребенка родителю-взыскателю (ст. 109.3). Проблемы принудительного исполнения решений о возвращении: отсутствуют механизмы незамедлительного отобрания ребенка вопреки его воле; незначительная ответственность ответчика при неисполнении требований исполнительного листа.

3.2 Ключевые понятия и особенности применения Гаагской конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19.10.1996. Другие многосторонние и двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским делам, затрагивающие вопросы разрешения споров, связанных с воспитанием детей с участием иностранного элемента

  Гаагская конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 года охватывает широкий круг вопросов, возникающих в связи с трансграничными спорами о детях Российская Федерация присоединилась к Конвенции на основании Федерального закона от 5 июня 2012 года N 62-ФЗ. Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 1 июня 2013 г. Задачи Конвенции:
  • обеспечить лучшую защиту детей в трансграничных ситуациях – в рамках гражданского права
  • избежать конфликтов между правовыми системами в области решений в отношении защиты детей
  • определение применимого права
  • обеспечение признания и исполнения во всех Договаривающихся государствах
  • усовершенствовать межгосударственное сотрудничество в области защиты детей – Центральный орган.
Сфера действия Конвенции:
  • трансграничные «споры о детях»:
a) о родительской ответственности, правах опеки, прав доступа b) опекунство/попечительство и аналогичные институты
  • дети в приемных семьях или организации для детей, оставшихся без попечения родителей, «кафала» или аналогичного института
  • дети-беженцы, дети-переселенцы, дети, убежавшие из дома (ст. 6)
  • меры по защите ребенка и его собственности (ст. 3)
Конвенция применяется к детям с момента их рождения до достижения ими восемнадцатилетнего возраста (ст. 2). Конвенция не применяется к (ст. 4): a) установлению или оспариванию родства между родителем и ребенком b) решениям об усыновлении, мерах подготовки к усыновлению либо аннулированию или отмене усыновления c) фамилии и именам ребенка d) эмансипации e) обязательствам по содержанию f) доверительному управлению имуществом или наследованию g) социальному обеспечению h) государственным мерам общего характера в отношении образования или здравоохранения i) мерам, применяемым в результате уголовных преступлений, совершенных детьми j) решениям о праве на убежище и об иммиграции. Ключевые положения:
  • Преимущественная юрисдикция – государство обычного места жительства (ст. 5)
  • Возможность принять экстренные меры защиты или меры защиты, предусмотренные законодательством (ст. 11)
  • Передача юрисдикции (ст. 8)
  • Применимое право – общее правило: lex fori (ст. 15)
  • Признание мер защиты, принятых в одном государстве, в другом государстве (ст. 23)
  • Обеспечение права ребенка быть выслушанным (ст. 23, п. «b»)
Основания для отказа в признании и исполнении мер (решений) иностранных судов (ст. 23): a) если мера была принята органом, не имеющим юрисдикции в соответствии с Конвенцией b) если мера, за исключением срочных случаев, была принята в ходе судебного или административного процесса, без предоставления ребенку возможности быть выслушанным, в нарушение основополагающих процессуальных принципов запрашиваемого государства c) по требованию любого лица, заявляющего, что эта мера нарушает его родительскую ответственность, если такая мера была принята, за исключением срочных случаев, без предоставления такому лицу возможности быть выслушанным d) если такое признание явно противоречит публичному порядку запрашиваемого государства, принимая во внимание наилучшие интересы ребенка e) если мера несовместима с последней мерой, принятой в государстве места обычного проживания ребенка, не являющемся Договаривающимся государством, где эта последняя мера соответствует требованиям для признания в запрашиваемом государстве f) если не соблюдена процедура по помещению ребенка под опеку или попечительство без уведомления Центрального органа или другого компетентного органа государства, обладающего юрисдикцией в соответствии с положениями Конвенции. Другие договоры: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года (Минская конвенция), Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, а также двусторонние договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и семейным делам, заключенные между РФ и рядом стран (Болгария, Венгрия, Молдова, Польша, Румыния, Чехия, страны бывшей Югославии и др.). Основные положения указанных двусторонних документов об опеке и попечительстве несовершеннолетних:
  • установление или отмена опеки и попечительства производится по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой является лицо, в отношении которого устанавливается или отменяется опека или попечительство
  • правоотношения между опекуном или попечителем и лицом, находящимся под опекой или попечительством, регулируются законодательством Договаривающейся Стороны, учреждение которой назначило опекуна или попечителя
  • обязанность принять опекунство или попечительство устанавливается законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является лицо, назначаемое опекуном или попечителем
  • опекуном или попечителем лица, являющегося гражданином одной Договаривающейся Стороны, может быть назначен гражданин другой Договаривающейся Стороны, если он проживает на территории Стороны, где будет осуществляться опека или попечительство.
  • по делам об установлении или отмене опеки и попечительства компетентны учреждения Договаривающейся Стороны, гражданином которой является лицо, в отношении которого устанавливается или отменяется опека или попечительство
  • в случаях, не терпящих отлагательств, учреждение Договаривающейся Стороны, не являющейся государством гражданства гражданина, но где находится постоянное местожительство, местопребывание или его имущество, может само принять необходимые временные меры в соответствии со своим законодательством. При этом оно обязано безотлагательно уведомить об этом учреждение Договаривающейся Стороны, являющейся государством его гражданства
  • учреждение Договаривающейся Стороны, являющейся государством гражданства несовершеннолетнего, находящегося под опекой или попечительсвом, может передать опеку или попечительство учреждению другой Договаривающейся Стороны в том случае, если лицо, находящееся под опекой или попечительством, имеет на территории этой Договаривающейся Стороны местожительство, местопребывание или имущество
  • передача опеки или попечительства вступает в силу с момента, когда запрашиваемое учреждение примет на себя опеку или попечительство и уведомит об этом запрашивающее учреждение
  • учреждение, которое приняло опеку или попечительство, осуществляет их в соответствии с законодательством своего государства.

3.3 Законодательство, применимое при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей с участием иностранного элемента: Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25.10.1980, Гаагская конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19.10.1996

Производство в российских судах по рассмотрению заявлений о возвращении ребенка или об осуществлении в отношении ребенка прав доступа, перемещенного или удерживаемого на территории Российской Федерации, регулируется Главой 22.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с учетом положений Семейного кодекса Российской Федерации (Глава 11-12). Заявление о возвращении незаконно перемещенного в Российскую Федерацию или удерживаемого в Российской Федерации ребенка или об осуществлении в отношении такого ребенка прав доступа на основании международного договора Российской Федерации подается в суд родителем или иным лицом, полагающим, что ответчиком нарушены его права опеки или права доступа, либо подается в суд прокурором (ст. 244.11). Заявление о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа подается в Тверской районный суд города Москвы при пребывании ребенка в пределах Центрального федерального округа, в Дзержинский районный суд города Санкт-Петербурга при пребывании ребенка в пределах Северо-Западного федерального округа, в Первомайский районный суд города Ростова-на-Дону при пребывании ребенка в пределах Южного федерального округа, в Пятигорский городской суд при пребывании ребенка в пределах Северо-Кавказского федерального округа, в Канавинский районный суд города Нижнего Новгорода при пребывании ребенка в пределах Приволжского федерального округа, в Железнодорожный районный суд города Екатеринбурга при пребывании ребенка в пределах Уральского федерального округа, в Центральный районный суд города Новосибирска при пребывании ребенка в пределах Сибирского федерального округа, в Центральный районный суд города Хабаровска при пребывании ребенка в пределах Дальневосточного федерального округа (ст. 24.11). Дела по заявлениям о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа на основании международного договора Российской Федерации рассматриваются и разрешаются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными международным договором Российской Федерации и настоящей главой (ст. 244.12). Вопросы признания и исполнения решений иностранных судов регулируются Главой 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации (ст. 409). Решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет со дня вступления в законную силу решения иностранного суда (ст. 409). Ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае, если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, по месту нахождения его имущества (ст. 410). Отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается в случае, если (ст. 412): 1) решение по праву страны, на территории которой оно принято, не вступило в законную силу или не подлежит исполнению 2) сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела 3) рассмотрение дела относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации 4) имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве суда в Российской Федерации имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде 5) исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации либо противоречит публичному порядку Российской Федерации 6) истек срок предъявления решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя. В Российской Федерации признаются не требующие вследствие своего содержания дальнейшего производства решения иностранных судов (ст. 415):
  • относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение
  • о расторжении или признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации
  • о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации в других предусмотренных федеральным законом случаях.

 

←Вернуться в личный кабинет